Cпецпроекты

Почему нам всем нужно сбежать в Батуми. И как можно скорее


0 5682 34
Увидеть Париж и умереть? Ну уж нет! Редактор раздела «Еда» Маша Сердюк уверена: умирать можно только после того, как побываешь в Грузии. Желательно не раз и не два. А так как в Грузии в сентябре стартует бархатный сезон, к реализации плана «увидеть и умереть» можно приступать прямо сейчас.

Выходя из дома, тушите свет. И обязательно кладите в сумку загранпаспорт: кто знает, какой дешевый авибилет упадет рассылкой вам на почту. Вжух! И вы уже в аэропорту стоите в очереди на регистрацию. Перелет в Грузию занимает 2,5 часа. Плюс полтора часа на регистрацию в аэропорту — итого четыре часа в дороге — и ты на море. Весьма неплохо, если учесть, что дорога в Одессу по разбитой трассе занимает в среднем 6−7 часов.

Международный аэропорт Батуми

Аэропорт в Батуми (хотя аэропорт — это сильно громко сказано, здание больше напоминает небольшой аэродром) напоминает гудящий улей: орущие младенцы, громко кричащие мамочки, мужчины-туристы с огромными, размером с 10-летнего ребенка, чемоданами и одетые в шорты и майки-алкоголички грузинские таксисты, которые медленно ходят по зданию аэровокзала, время от времени издавая громогласное: «Таааксиии!»

— Батуми — это город-стройка, — говорит нам таксист, к которому мы плюхнулись в машину, моментально прилипнув голыми ляжками к сиденью из кожи молодого дерматина.

В Батуми дико жарко, на просьбу включить кондиционер таксист цокает языком и открывает настежь в машине все окна.

— Стройка? — удивляемся мы.
— Сейчас увидишь, да, — он вальяжно машет рукой и на бешеной скорости выруливает на неширокую трассу.

Orbi Beach Tower

— Меня Важа зовут, — машет рукой таксист. — В честь поэта Важа Пшавела, знаешь?

Мы не знаем, поэтому слушаем краткий эскурс в историю Грузии. Через семь минут дороги из-под земли внезапно вырастают казино.

— Это точно Батуми? — высовываемся в открытые окна мы. — Больше похоже на Лас-Вегас!
— Батуми, Батуми, — хохочет Важа. Рассказывает, что в Грузии легализовали игорный бизнес, поэтому сюда съезжается куча туристов — отдохнуть и поиграть в рулетку.
— Стоп, — внезапно спохватывается таксист. — А куда вас везти?

Мы называем адрес.

— Ааа, «Орби», — одобрительно кивает головой он. — Понятно, понятно.

Нам, если честно, ничего не понятно. В Батуми мы впервые.

Orbi Sea Tower

Важа резко тормозит на обочине и показывает рукой на вереницу билбордов вдоль дороги. «Мы строим новую Грузию», «Апартаменты под ключ всего за $35 000», «Жилье на первой линии моря» — кричит реклама. На каждом борде пестреет значок Orbi Group.

— Вон видишь? Это «Орби». И вон то. И вот это, — Важа тычет пальцем в небоскребы вдоль линии моря. — Это апартаменты. «Орби» строит, ты можешь купить и жить там. А если не живешь, их можно сдавать в аренду туристам. Туристам хорошо, они прямо возле моря живут. А тебе за это денежка кап-кап. Удобно, правда?
— Правда. А мы где живем?
— У вас волна.
— Какая волна? Почему волна?
— Сейчас увидишь.

Orbi Residense Volna

Через пару минут Важа тормозит у высотного здания в форме причудливой волны. «Ясно-понятно», — проносится у нас в голове. Мы тепло прощаемся с таксистом, который дает нам свой номер телефона и берет с нас клятвенное обещание сразу звонить ему «если вдруг что».

— А если ничего, тоже звони, да, — хохочет он. — Я в Вотсапп всегда на связи.

В «Волне» на ресепшене толпа народу. Мусульманские женщины в хиджабах, русские, перележавшие на пляже и похожие на вареных рачков, и небольшая компания украинцев, которых мы безошибочно узнаем по характерному шоканью и гэканью.

— Вы на заселение? — подходит к нам симпатичная грузинка. — Бронировали, да?
— Да, — киваем мы. — На верхнем этаже, с видом на море.
— У нас все номера с видом на море, — широко улыбается девушка, аккуратно поправляя бейджик с именем «Нино».
— А разве так бывает? — удивляемся мы. «Нино, мне не все равно, с кем ты пьешь вино», — тем временем автоматом проносится у нас в голове голос Олега Винника. Нино с ресепшена чертовски хороша, и, будь она девушкой кого-то из нас, нам бы тоже было далеко не все равно, с кем она там пьет вино.
— Бывает, почему нет.

Нино проводит нас к лифту. Мы поднимаемся с ней на двадцать третий этаж.

— Та ладно! — присвистываем мы. Из окон номера открывается действительно охренительный вид на море.

— А я говорила! — довольно цокает языком Нино. — У нас из всех номеров видно море. Отель построен таким образом, что море могут видеть все.

Немного потупив на балконе и запостив пару сториз с видом на Черное море, мы раскладываем вещи и выходим погулять.

— Хинкали поешьте! — кричит нам вдогонку Нино. — И аджарский хачапури! Вы же в Аджарии, ну! Здесь самые лучшие аджарули в Грузии!

Мы киваем ей и выходим на оживленную улицу Кобаладзе. Проходим чуть вперед и оказываемся на Батумском бульваре, который тянется вдоль моря через весь город. Бульвар гудит от количества туристов. Целующиеся парочки, орущие и сбивающие прохожих дети, родители, пытающие утихомирить этих детей, и чинно прогуливающиеся старички, которые поддерживают друг друга под локоток. В Батуми царит атмосфера полного релакса и безудержного веселья. И это неудивительно. Что еще делать в городе, где солнце, море, пляж, горы еды и реки вина? Только радоваться жизни и брызгать переполняющим тебя гедонизмом.

Батумский бульвар

Мы доходим до конца бульвара, утыкаемся в колесо обозрения. Несколько минут, словно под гипнозом, наблюдаем за движущимися кабинками. Затем проходим чуть вперед и оказываемся возле скульптуры Али и Нино. Две ребристые статуи какое-то время стоят неподвижно, затем начинают медленно шевелиться. Миллиметр за миллиметром, с чуть уловимым скрежетом они двигаются на встречу друг другу.

Стоящий неподалеку гид в громкоговоритель объясняет группке туристов, что статуи символизируют азербайджанца Али и грузинку Нино, которые полюбили друга, но не могли быть вместе из-за различных обстоятельств. Стоящие рядом женщины шумно вздыхают каждый раз, когда гид с энтузиазмом говорит о большой и чистой любви, которой не страшны никакие преграды — ни социальные, ни материальные, ни религиозные. В какой-то момент статуи встречается нос к носу и… проходят друг сквозь друга.

— Видели? Видели? — энтузиазм гида достигает апогея, и рупор выпадает у него из рук. По его лбу струится пот — то ли от жары, то ли от перевозбуждения. — Любовь — вечна! Она прознает…

Что именно пронзает любовь, мы не слышим, так как уходим по бульвару в город.

Али и Нино

Дальше мы гуляем по старому Батуми, удивляясь сумасшедшей эклектике, которой наполнен этот город. Вот ты идешь вдоль моря и чувствуешь себя в Дубае среди всех эти новых небоскребов. А вот ты сворачиваешь вглубь города — и хоп! — ты в старой доброй Европе с низкими домиками и резными ставнями. Хоп! И ты в турецком квартале, где пахнет дёнером и за столиками на летних площадках кафе все пьют чай из небольших пузатых стаканчиков. Хоп! И ты опять в Европе — только не старой, а поновее, где дома в шесть-восемь этажей с балкончиками в цветах и с пестрыми навесами — совсем как на окраине Барселоны.

Батуми разный, и в этом, несомненно, его главная прелесть. Бешеная эклектика, смешение архитектурных стилей, пальмы, которые можно потрогать рукой, и горы, синеющие вдали. И все это на фоне шашлыков и хачапури, запах которых доносится изо всех кафе; чурчхелы, которую улыбчивые грузинские старушки продают в тележках на набережной; инжира и слив, которые уличные торговцы предлагают тебе посреди улицы прямо с земли. Батуми сводит с ума и делает все для того, чтобы у тебя, как в той популярной песне, было «кружит голову до упаду».

Ночной Батуми

А потом мы заходим в первое попавшееся кафе, и вместо воды там предлагают ркацители и саперави, а когда мы просим принести десять хинкали (потому что, кроме них, вообще-то надеемся попробовать что-то еще), на нас смотрят жалостливо, причитают: «Болеешь, да? Совсем слабый?» — и приносят в итоге два полных блюда.

А потом еще аджарули (лодочку с сыром и яйцом), кубдари (хачапури с мясом), аджапсандали (рагу из баклажан), чакапули (баранину с тархуном и сливами ткемали), пхали (закуску из перетертых овощей с орехами и специями), бадриджани (рулетики из баклажан с ореховой пастой), чахохбили (курицу, томленную в помидорном соке), а также тарелку эларджи — кукурузной каши с сулугуни, который так классно тянется, когда горячий. И мы тянем этот сыр, наматывая на вилку, и так вкусно нам, что слов просто нет — остается лишь бессильно мычать, пока наши вкусовые сосочки бьются в истерическом припадке.

Аджарули, хинкали, чакапули, пхали, бадриджани, эларджи

А потом мы бредем пешком домой, пытаясь растрясти желудки перед сном и, падая без сил на широкую кровать в апартаментах с видом на море, мы думаем, что сбежать в Батуми на день, два или три (если вообще не на неделю) — это одна из лучших идей, которая когда-либо приходила нам в голову.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ 6 причин сбежать в Люблин на уикенд
5809 2 20
 
ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Где в Европе самые дешевые пляжи
1941 0 135

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: