Cпецпроекты

Фильмы из девяностых, которые навсегда останутся в наших сердцах


0 16879 3

Есть вещи, которые с нами всю жизнь. Это воспоминания, которые закрепились благодаря удачному стечению обстоятельств, химической реакции в нашем мозге. Иначе говоря, эмоционально. Культурное наследие девяностых дало множество поводов остаться с нами и определять наши жизненные решения. Мы сравниваем себя с главными героями любимых фильмов и спрашиваем, что бы они сделали на моем месте. Почти всегда сюжеты этих фильмов про людей высокого духа и уровня самоотдачи. Именно поэтому следующий список фильмов о том, как мы стали зависимы от хорошего кино, которое дало нам последнее десятилетие второго миллениума.

Эдвард Руки-Ножницы (Тим Бертон, 1990)

Джонни Депп в главной роли аутсайдера «идеального» мира живет с ним на контрасте – как в цвете, так и по характеру личности. Фильм показывает, как «не такие, как все» могут быть и наверняка являются самыми прекрасными личностями, даже если их внешний вид и характер не вписываются в рамки общества.

Терминатор 2 (Джеймс Кэмерон, 1991)

Второй «Терминатор» – это история про поиск взаимопонимания между бездушной машиной и маленьким человеком на фоне возможности апокалипсиса. Судьба, которая предначертана нам, – сущий бред, ведь мы сами выбираем, что делать со своей жизнью. И главное, если робот, алгоритмы которого даже не предполагают чувств, научился по-настоящему ценить жизнь человека, то, возможно, и у нас получится?

Криминальное чтиво (Квентин Тарантино, 1994)

Второй фильм Тарантино – одна из самых влиятельных лент девяностых. Это сумасшедшая постмодерная смесь разочарования в неонуар-оболочке, высокого уровня черного юмора и отсылок к поп-культуре. А также набор вечных цитат и эксцентричных персонажей, которые раскрывают все безобразие и абсурдность общества.

Магнолия (Пол Томас Андерсон, 1999)

Фильм о человеческих судьбах, в которых есть место любому повороту событий. За черной полосой не обязательно идет белая, не все грехи прощаются, и не каждое действие имеет последствия. У героев фильма разное прошлое, но тема отношений людей и как мы легко можем оказаться наедине со своим эго – объединяющий фактор и для вундеркинда из телеигры, и ее ведущего, и продюсера-миллионера.

Большой Лебовски (Братья Коэны, 1998)

Абсурдный фильм, где герои, находясь на одном экране, пребывают в совсем разных вселенных. Их связь и видение жизни происходят во время поиска негодяя, который осмелился обоссать (персидский) ковер Лебовски. Он же – последний битник, который любит коктейль «Белый Русский» и презирает остальных за их видение жизни, полной обмана, мифов и суеверий.

Красота по-американски (Алан Болл, 1999)

Герой Кевина Спейси оказывается между двух огней – желаемого и настоящего. Последнее давит на него мощным прессом среднестатистической американской семьи. Но роман с одноклассницей своей дочери он допускает не из-за отсутствия личности, а из-за нежелания умереть, так и не прочувствовав вкус жизни. Ведь на экране мы наблюдаем его последние дни.

Игра (Дэвид Финчер, 1997)

Финчеровская классика с твистом, который «убивает» напрочь, даже несмотря на до того сложный и насыщенный сюжет. Драма героя, у которого все получалось, и который вдруг понимает, что игра – это смертельная схватка, а не забавный поиск приключений «на грани», где потерять то (что на самом деле не ценишь) можно одномоментно.

Фарго (Братья Коэны, 1996)

Что будет, если заточенные под западные традиции люди под страхом смерти начнут творить полную ерунду? Муж-неудачник решил, что его тесть заплатит за похищенную жену приличное количество денег. Но план, конечно, провалился, и от этого страдают обычные люди, а само название фильма, где «Фарго» (Far go) означает что-то, что далеко и совсем нас не касается, имеет противоположный эффект. Мы просто этого не видим, а величайшие истории разворачиваются за нашими спинами.

Побег из «Шоушенка» (Френк Дарабонт, 1994)

В оригинале не «побег», а «искупление» из «Шоушенка» – история не о том, как невиновный человек пытается оставаться человеком в экстремальной среде тюрьмы. Пожизненно заключенный Рэд (Морган Фриман), которому все время отказывали в освобождении, сменил путь от обезличивания (чего изначально требует любой тюремный институт) до искупления – и в этом ему помог Энди своим примером.

Король Лев (Роджер Аллерс, Роб Минкофф, 1994)

Мультфильм, который балансирует между веселым повествованием и жестокостью того, что происходит. «Цикл жизни» должен повторяться, этот нарратив, каким бы циничным ни казался, воспитал в нас чувство ответственности в столь раннем возрасте. Эстетически прекрасный, он стал огромным скачком для студии Disney, а также вошел в историю прекрасной адаптацией африканских мотивов для саундтрека к фильму от Ханса Циммера.

История игрушек (Джон Лассетер, 1995)

Дебют студии Pixar на поле мультипликации по методу компьютерного моделирования – это не только прорыв в создании мультфильмов с технической стороны. Новый подход позволил убрать человека на второй план и показать мимолетность детства через конфликт старых и новых игрушек в прекрасной комедийной оболочке.

Список Шиндлера (Стивен Спилберг, 1993)

Фильм показывает историю Оскара Шиндлера, одной из самых неоднозначных фигур двадцатого века. Он член нацистской партии, который во время геноцида еврейского народа спасал его представителей от трагической участи. Трехчасовая драма с тонной сопереживания, осознания ужасов тех времен и того, что даже в самые темные времена можно и нужно оставаться человеком. И если есть возможность (а она обычно есть) – помогать другим.

Спасти рядового Райана (Стивен Спилберг, 1998)

Пропитанный гуманизмом, один из самых ярких (если можно так выразиться) и эмоциональных военных фильмов – про маленький участок фронта, длинную жестокую войну и людей, которые хотят оставаться людьми в этих условиях. Жизнь – самое ценное, что у них есть, и это является спасением последнего сына, того самого рядового Райана. Ведь в конце концов военное бессмыслие должно закончиться.

Бойцовский клуб (Дэвид Финчер, 1999)

Еще один шедевр Финчера по мотивам одноименной книги Чака Паланика о внутренней борьбе неопределившегося человека. Безымянный герой Эдварда Нортона, офисный планктон из серой массы миллионов таких же, сталкивается со своими альтер эго (Тайлер и Марла) как с полноценными героями. Каждый из них пытается завладеть его личностью – и тот факт, что все действие происходит исключительно в голове героя, преподносится нам в самом конце – классика сюжетного твиста, после которого в популярном кино такой ход мысли режиссеров стал нормой.

Наша Facebook-страница
Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: